Что будет с евро к лету 2020

Экономисты дали неожиданный прогноз на курс рубля после Нового года

Вопреки прогнозам пессимистов, рубль за год вырос по отношению к доллару на 20%. Сейчас за «зеленый» дают менее 62 наших дензнаков. Еще недавно обсуждавшиеся на полном серьезе аналитиками планки в 75, 80 и даже 100 рублей за доллар кажутся побасенками бабки-ворожеи. Эксперты считают, что у «деревянного» есть перспективы и дальше укрепляться.

В начале 2020-го доллар может упасть ниже 58–59 рублей, что отбросит его курс к середине 2015 года. А ведь нынешний год начинался для рубля за упокой.

Январь 2020-го стал одним из самых провальных месяцев в истории российской валюты.

Ее стоимость за три недели рухнула с 69,5 до 83,6 рубля за доллар. Виной провала как всегда оказалась нефть, слетевшая с $37 до $28 за баррель. Но трагедией для российской финансовой системы это не стало.

Вместо дальнейшего снижения наши дензнаки стали расти в цене, опережая по темпам роста большинство валют стран с развивающейся экономикой. Конечно, когда «черное золото» падало (например, с середины до конца лета баррель подешевел с $51 до $41), случались неприятные ситуации и с курсом (доллар рос до 67 рублей), но таких эксцессов, как в январе, больше не было.

Даже в условиях неустойчивых котировок на углеводороды курс небольшими шажками, через ступеньку спотыкаясь, но все-таки установился в районе 64–62 рублей за доллар.

Рекомендуем прочесть:  Контакты адвокат кучерена

Опять же, спасибо нефти. Декабрьское соглашение мировых экспортеров по снижению добычи позволило «бочке» бросить якорь на планке в $55 и выше. Но есть ли надежда, что кратковременная эйфория рубля превратится в долговременный тренд? Цены на нефть сравнимы с Пизанской башней, которая вроде стоит уже больше 650 лет, но каждый, кто ее видит, гадает: либо она грохнется на глазах, либо простоит еще столько же.

Пессимисты, полагающие, что нефть снова опустится до $40, а доллар допрыгнет до 75–80 рублей, приутихли, но не спешат уходить со сцены.

Тому есть причины. На прошлой неделе Федеральная резервная система США подняла базовую ставку (аналог российской — ключевой) с 0,25–0,5% до 0,5–0,75%.

Это первое повышение с декабря 2015 года.

В 2020 году ФРС намерена повысить ставку еще трижды. Для доллара это станет большим плюсом, а для рубля, соответственно, минусом. По словам финансового аналитика Группы компаний «ФИНАМ» Тимура Нигматуллина, нефтяные котировки номинированы в долларах и повышение ставки ФРС может привести к их снижению из-за укрепления американской валюты.

Между тем еще к середине этого года россияне накопили на счетах более 23 трлн рублей, из которых более 17 трлн они отложили в российской валюте. Сейчас эта сумма снизилась, но все равно осталась внушительной.

Что же теперь с этими рублями делать? По словам замдиректора аналитического департамента Альпари Натальи Мильчаковой, у населения по-прежнему есть вера в рублевый вклад, но только если его держать в надежном банке. Сбережения «из-под подушки» также стоит разместить в банке, чтобы, невзирая на инфляцию, они приносили доход.

Ставку стоит делать также на рубль.

Либо две трети хранить в российской валюте, а треть в долларах. Падение цен ниже $40 эксперты считают маловероятным. Мировая экономика выходит из кризиса, и спрос на сырье вырастет.

Но есть опасность, что на рубль будет давить российское правительство. В периоды кризиса и низких цен на нефть сильный рубль невыгоден экспортерам, к которым относится и наша страна. Чем дешевле нацвалюта, тем конкурентоспособнее отечественные товары на мировом рынке.

«В 2020-м среднегодовая цена нефти будет не ниже $50.

Это серьезный повод для укрепления рубля.

Краткосрочно ЦБ будет оказывать давление на российскую валюту, продавая ее на уровне 60 рублей за доллар. Но эта интервенция будет технической — рублю надо «остыть» после роста», — полагает Наталья Мильчакова.

Это говорит о том, что рубль сдавать достигнутые позиции пока не собирается. И даже если угол падения «Пизанской башни» нефти станет еще более острым, то реакция российской валюты, скорее всего, не окажется такой же кардинальной.