Что делают в китае за воровство

Что делают в китае за воровство

История корупции в Поднебесной берет особенно долгий отсчет. Принципы конфуцианства, возникшие еще во время правления древней династии Чжоу, являются неприкосновенными спустя тысячи лет, но вместе с ними, как старое имперское наследие, остались тысячи коррупционеров и чиновников-паразитов, разъедающих систему изнутри лучше, чем это открыто делают внешние враги государства. Таким образом, даже в провозглашающем равенство коммунистическом Китае времен агрессивного маоизма возникла глубокая проблема «номенклатурничества» — класса руководителей различного уровня, больше расхищавших средства из бюджета, чем приносивших пользу стране. А в нынешних реалиях, когда идеология госкапитализма наполовину въелась в КПК, коррупция приобретает все более реальные формы, а необходимость борьбы с взяточничеством становится очевидной для всех.

А как коррупция в Китае развивалась многие века?

И как она будет развиваться в нынешних реалиях?

Попробуем разобраться. Давать и брать взятки в Китае начали не вчера, не сто лет назад и даже не с приходом европейцев в Восточную Азию. История этого вопроса тянется еще с древних времен, когда в стране при любой династии возникало множество чиновников, тянущихся к государственным средствам. Конкуренция была высокая — поэтому воровали много и часто.

В торговой среде возникло аналогичное явление: чтобы «подмять» под себя весь рынок, занять привилегированные позиции, многие купцы преподносили роскошные подарки высшим чинам.

Не одно китайское государство распалось из-за этого, в то время как многочисленные дыры в правовых системах не залатывались веками.

Истоки китайской коррупции лежали в сложившейся организационной системе, когда осуществление и соблюдение законов ложилось на плечи местных властей. В огромной державе, где невозможно было обеспечить жесткий контроль из центра, власть сделала проще: регионы облагались определенными налогами, которые нужно было платить за определенные промежутки времени.

Чиновники мелкого и среднего звена, призванные следить за порядком на местах, были существенно обделены доходом, ведь их поддержка государством была низкой, а официальные зарплаты никогда не соответствовали их запросам. Тогда взяточничество распространилось по всей территории Китайской Империи, а в определенных провинциях законы подстраивались местными чиновниками таким образом, что дача взятки в денежной или любой другой форме порой открывала самый короткий и простой путь для простых жителей в осуществлении их целей. Постепенно коррупционная система пронизала весь Китай.

Любой чиновник требовал деньги с младшего по званию — например, со своего помощника. Тот, в свою очередь, обращался к низшему чину, и таким способом эта лестница шла до самого низа.

Власти в столице и крупных городах ничего не могли с этим поделать, ведь концепция была разработана практически безупречно, и очень редко можно было поймать взяточника с поличным. А порой они и сами оказывались в этом замешанными.

К слову, один европейский путешественник, оставшийся безымянным, так охарактеризовал эту систему: «чиновник, который не дает и не берет взятки, считается здесь идеалистом, недееспособным для своего поста.

Это все равно, что плыть против течения».

Перед каждым китайским правителем рано или поздно вставала проблема взяточничества. Многие из них пытались искоренить это пагубное для страны явление, но не особенно преуспели. В 1644 году, когда маньчжуры захватили весь Китай, ими был провозглашен новый Судебный Кодекс, в котором подробно описывались виды тяжких преступлений.

Сюда входила и коррупция — наказание за нее варьировалось в зависимости от количества денег или стоимости подарка, вплоть до смертной казни. Впрочем, они нельзя сказать, что они преуспели — по приближенным данным, в тот исторический период из десяти государственных служащих в Поднебесной семь были причастными к коррупционным действиям. Любые меры по противодействию взяточничеству наталкивались на серьезные препятствия.

Во время правления династии Цин Китай столкнулся с опиумными кризисами. Первоначальный запрет опиума потерял свое значение после того, как среди китайских чиновников и лиц, наделенных властью, появились люди, за некоторую мзду пропускавшие европейские корабли с этим товаром. Да и противостояние интервентам закончилось гораздо быстрее, чем оно могло быть, если бы не повсеместное взяточничество.

По большому счету, одними из главных причин упадка Цинской Империи и ее распада в 1911 году были именно коррупция, прогнивший бюрократический аппарат и ослабленное правительство. До того, как Империя распалась, непомерной жадностью и участием во многих коррупционных проектах успели «отметиться» многие лица не только среднего класса и номенклатуры, но и отдельные персонажи из правящей верхушки. Один только Хэшэнь, в конце 18 века пребывавший на посту «серого кардинала» Империи, наворовал столько, что общая сумма его «достояния» оценивалась примерно в 10 лет государственного дохода.

И, к сожалению для китайской государственной династии, с таким настоящим у нее не было реальных перспектив — даже если бы твердая императорская власть сохранилась в 20 веке, она все равно стала бы распадаться и загнивать из-за коррупционного фактора. В переходный период во времена Китайской Республики и противостояния Гоминьдана с КПК коррупция пронизывала все сферы общества Поднебесной.

Это и понятно — в условиях постоянных войн и столкновений, когда получить самые простые льготы было почти невозможно, единственным путем к ним являлся блат и, как следствие, дача денежных средств или подарков за услугу. Но ситуация изменилась с приходом коммунистических сил ко власти. После утверждения КПК на политической арене Китая как единственной легитимной силы роль чиновнического класса еще больше усилилась.

Вовремя не принятые законы против коррупции и всесильной бюрократии как инициатора этого явления обернулись гигантскими потерями для экономики и, что еще хуже, шаткостью государственного аппарата. Тем не менее, на сегодняшний день имеется позитивный тренд, и вполне возможно, что скоро если не об искоренении взяточничества в КНР, то хотя бы о снижении коррупции до мизерных размеров можно будет говорить с уверенностью. Как партия смогла этого достигнуть?

Вовремя не принятые законы против коррупции и всесильной бюрократии как инициатора этого явления обернулись гигантскими потерями для экономики и шаткостью государственного аппарата Дэн Сяопин заложил хорошие основы для борьбы с расхищением государственных средств. Созданная им система власти действует следующим образом: каждые 10 лет определяющую роль в политике начинает играть новое поколение, от мелких постов в захудалых провинциях до членства в ЦК.

Это позволяет снизить влияние родственных связей, на почве которых коррупция процветает сильнее всего. К слову, именно Великий Реформатор заложил основы для антикоррупционного законодательства, в данный момент одного из самых жестких в мире. В сегодняшнем Китае за воровство карают, и карают очень сурово.

Возможно, у читателя возникнут сомнения: законны ли всевозможные меры, которые дозволяются следователям в борьбе со взяточничеством? Пожалуй, основываясь на российском опыте, можно с полным правом сказать, что вполне законны. Все дело в том, что мягкое законодательство, где не прописана смертная казнь и большие сроки за коррупционную деятельность, будет бессильно в стране с богатой культурой взяточничества.

В Китае с коррупцией смогли совладать, а вот в России, похоже, нет, а остальное уже неважно.

Так вот, от смертной казни за воровство не застрахован ни один государственный служащий. Так, с 2001 года в КНР было казнено примерно 13 тысяч чиновников — и все за расхищения в особо крупном размере.

И это работает и с первыми людьми компартии: многочисленные министры регулярно отправляются на плаху (а вернее, к стенке — расстрел считается более гуманной казнью, а Китай стремится соответствовать соображениям гуманности), и власть держащих не смущает их высокий авторитет. Совсем недавно был приговорен к пожизненному заключению с конфискацией имущества Бо Силай, один из влиятельнейших партийных функционеров. Впрочем, на общем фоне это смотрится достаточно мягким наказанием.

После ухода Ху Цзиньтао с поста генсека КПК и возглавления партии Си Цзиньпином КНР открывает новую веху в борьбе с коррупцией. Теперь она будет еще более непримиримой После ухода Ху Цзиньтао с поста генсека КПК и возглавления партии Си Цзиньпином КНР открывает новую веху в борьбе с коррупцией.

Теперь она будет еще более непримиримой, чем ранее. В рамках этой компании уже были арестованы многие известные политики – уже упомянутый выше Бо Силай, секретарь горкома Гуанчжоу Вань Цинлян и другие.

Неофициальный лозунг этой кампании – «цель оправдывает средства», и нельзя не признать, что в случае Китая, действительно, хороши любые средства, чтобы искоренить коррупцию. Нелегко предсказывать, как дальше будет меняться ситуация с коррупцией в конфуцианской и даже в коммунистической оболочке следующей многим своим обычаям Поднебесной.

Но все меры, принимаемые партией против ее пагубного влияния на государство, определенно сыграют на руку будущим поколениям китайцев, когда, возможно, футуристическая справедливость и честная система станут насущными и реальными понятиями.