Как сослаться на срок исковой давности по задолженности по газу

Прерывается ли срок исковой давности признанием долга путем его перевода на другое лицо?

Статья 201 Гражданского кодекса РФ устанавливает, что перемена лиц в обязательстве не влечет изменения срока исковой давности и порядка его применения. Норма давно устоявшаяся и не вызывающая какого-либо неприятия.

Скорее всего, первоначальное установление данного правила в стародавние времена было связано с наличием попыток увязать перемену лиц с необходимостью исчислять срок исковой давности заново – дескать, я новый кредитор и узнал о нарушении права только когда оно ко мне перешло. В этой связи правило представляется более чем обоснованным – сама по себе перемена лица в обязательстве каких-либо условий этого обязательства не изменяет, следовательно, для новых участников правоотношений сохраняют силу все те обстоятельства, которые сопутствовали обязательству ранее: начало течения срока, его перерыв, заявление о применении. С другой стороны, течение срока исковой давности прерывается совершением обязанным лицом действий, свидетельствующих о признании долга (ст.

203 ГК РФ). Вопрос в том, как соотносятся между собой данные нормы применительно к классическому переводу долга по соглашению между первоначальным и новым должниками с согласия кредитора, то есть является ли признание долга, вытекающее из перевода долга, основанием для перерыва срока исковой давности. Можно расценивать ст. 201 ГК РФ как императивную, толковать ее буквально и утверждать, что нет перерыва просто потому, что прямое указание закона, исключений из которого не предусмотрено.

Либо можно расценить ст. 201 ГК РФ как общую норму, а ст. 203 ГК РФ как частную, и ссылаться на признание долга как безусловное основание для перерыва. Мне кажется более правильным и обоснованным второй подход.

Все же переводу долга по соглашению, в котором участвует первоначальный должник, неизбежно сопутствует признание этого долга.

Без такого признания невозможно согласовать предмет соглашения, индивидуализировать долговое обязательство. Учитывая, что признание долга является абсолютным основанием для перерыва срока исковой давности, отсутствуют какие-либо логические предпосылки, чтобы делать исключение именно для случая признания долга при его переводе. Кроме того, подобный подход создает искусственное необоснованное неравенство между субъектами правоотношений в случае, если перевод долга осуществляется не путем составления трехстороннего соглашения, а посредством запроса должником предварительного согласия кредитора на перевод долга.

В таких случаях перевод долга считается состоявшимся с момента получения кредитором уведомления о переводе долга.

Соответственно, для перевода долга имеют значение два юридических факта: согласие кредитора на перевод долга и его уведомление о переводе долга.

Сам запрос должником согласия кредитора в юридический состав перевода долга не входит, следовательно, при любых обстоятельствах может и должен расцениваться именно как признание долга. Получается, что при таком порядке перевода долга срок исковой давности прерывается.

Между тем, судебная практика, которую мне удалось найти по данному вопросу основывается именно на буквальном толковании и автоматическом применении ст.

201 ГК РФ и не усматривает оснований для перерыва срока исковой давности при переводе долга (см. напр. постановление ФАС Уральского округа от 12.11.2008г. № Ф09-8340/08-С4 по делу № А07-38068/05; постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 14.08.2007г.

№ Ф04-5567/2007(37261-А03-10); постановление ФАС Поволжского округа от 30.05.2011г.

по делу № А57-6026/2010). В ст.391 ГК РФ предусмотрено две возможности перевести долг: 1.договор между первоначальным должником и новым должником.

2.по соглашению между кредитором и новым должником. Даже если нет письменного доказательства обращения должника к кредитору с просьбой перевести долг на другое лицо, то очевидно, что само по себе наличие согласия кредитора означает, что к нему должник обращался с такой просьбой, т.е.

Рекомендуем прочесть:  Увольнение работника форум

признал долг (иначе откуда у кредитора договор о переводе долга между старым и новым должником?).

Во втором случае для перерыва СИД нужны доказательства, что первоначальный должник обращался к кредитору или иным образом совершил действия по признанию долга.

Ведь, очевидно, возможна и такая ситуация, при которой должник долг не признает, а потом кредитор заключает с другим лицом договор о переводе долга, хотя первоначальный должник об этом и знать не знает.

Само же по себе изменение должника в силу ст.201 ГК РФ не должно влиять на перерыв СИД, хотя, конечно, странно, если новый должник принял на себя долг, не признавая его:) Постановление ФАС Дальневосточного округа от 09.03.2010 N Ф03-1059/2010 по делу N А51-9965/2008 Так как в течение срока исковой давности три года, начавшего свое течение с вышеуказанных дат, должник совершил действия, свидетельствующие о признании долга (подписание акта сверки взаиморасчетов от 07.05.2007, в котором ООО «Ханкайский хлеб» признало наличие задолженности по договорам займа NN 46,78; заключение договора перевода долга от 14.05.2007), арбитражные суды сделали соответствующий обстоятельствам дела и нормам права вывод о перерыве течения срока исковой давности и о необоснованности заявления ответчика о применении исковой давности. Постановление Первого арбитражного апелляционного суда от 20.04.2010 по делу N А43-40867/2009 Заключение договора перевода долга от 23.04.2008 свидетельствует о совершении третьим лицом (первоначальным должником) в пределах срока давности действий по признанию долга, вследствие чего течение срока исковой давности прерывается. В соответствии со статьей 203 Гражданского кодекса Российской Федерации после перерыва течение срока исковой давности начинается заново, поэтому суд первой инстанции сделал верный вывод о том, что срок исковой давности по требованию о взыскании 2 500 000 рублей долга по договору займа N 1 от 01.09.2003 не истек.

Постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 10.07.2014 N 08АП-3916/2014 по делу N А70-9571/2013 Договор о переводе долга, который мог быть расценен как признание долга должником, в связи с чем возможно было бы говорить о перерыве течения срока исковой давности, подписан сторонами 07.09.2010, то есть по истечении исковой давности и поэтому основанием перерыва истекшей давности не является.

Иных оснований для вывода о заявлении настоящего иска в пределах исковой давности не имеется. Постановление Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 03.05.2011 по делу N А06-6969/2010 Заключив договор о переводе долга от 12 апреля 2007 года N 37/07, стороны признали долг перед истцом в сумме 117017 руб. по договору подряда от 28 декабря 2005 года N 222/05, ответчик принял на себя обязательства подрядчика по указанному договору.

Но вот все-таки из Вашего комментария я понимаю, что Вы пытаетесь выделить из правоотношений сторон отдельный юридический факт признания долга, но который не есть часть состава перевода долга. То есть признанием долга будет не его фиксация должниками в договоре перевода долга, а обращение старого должника к кредитору за согласованием перевода? Иначе зачем доказывать факт такого обращения или презюмировать его отдельно?

« Но вот все-таки из Вашего комментария я понимаю, что Вы пытаетесь выделить из правоотношений сторон отдельный юридический факт признания долга, но который не есть часть состава перевода долга. То есть признанием долга будет не его фиксация должниками в договоре перевода долга, а обращение старого должника к кредитору за согласованием перевода?

Иначе зачем доказывать факт такого обращения или презюмировать его отдельно? » Я себе представляю так, что признание долга должно быть осуществлено первоначальным должником или последующим должником ПОСЛЕ того, как он станет должником сам.

Поэтому само по себе подписание договора перевода долга новым должником не является для него признанием долга, так как то, что мы можем расценить как признание (подписание) осуществлено до того, как он был должником. А ст.201 ГК РФ все-таки прямо говорит, что сама по себе смена стороны в обязательстве не влияет на течение СИД.

Хотя по справедливости я конечно с этим не вполне согласен. Само по себе подписание договора между старым и новым должниками также не может расцениваться как признание долга ПЕРЕД КРЕДИТОРОМ, потому что здесь взаимодействия с кредитором нет. Таким образом, само по себе подписание договора перевода долга первоначальным должником есть признание долга (с учетом идеи об обращении к кредитору), а подписание только последующим должником не есть признание долга.

Прерывается. Даже исполнение в адрес третьего лица по незаключенному договору цессии прерывает.

Из моей личной практики: постановление ФАС ЦО от 15 мая 2003 г.

по делу N А14-5555-02/190/2 Исполнение — это самостоятельное действие, свидетельствующее о признании долга. Именно с ним связан перерыв срока исковой давности, но никак не с уступкой права. Полагаю, что истребование у кредитора согласия на перевод долга – есть признание долга, иначе, зачем переводить долг.

Конечно при условии, что все будет «правильно» оформлено. По мнению Восьмого арбитражного апелляционного суда (Постановление от 05.06.2014 N 08АП-2778/2014 по делу N А81-4781/2013), сославшегося на п. 1 ст. 203 ГК РФ, по смыслу данной нормы признанием долга могут быть любые действия, позволяющие установить, что должник признал себя обязанным по отношению к кредитору.

Примерный перечень таких действий приведен в п. 20 Постановления Пленума ВС РФ N 15, Пленума ВАС РФ N 18 от 15.11.2001.

Этот перечень не является исчерпывающим, и каждое конкретное действие подлежит оценке судами в совокупности с представленными сторонами доказательствами.

Противоречивость судебной практики «кроется в деталях».

Так ФАС ПО в Постановлении от 30 мая 2011 г. по делу N А57-6026/2010 указал, что, разрешая спор, суды исходили из того, что соглашением о переводе долга в нарушение действующего законодательства заключено без согласия кредитора, из содержания указанного соглашения не возможно определить обязательство, из которого возникла задолженность должника, кроме этого перевод долга противоречит пункту 4 статьи 18 Федерального закона от 14.11.2002 N 161-ФЗ

«О государственных и муниципальных унитарных предприятиях»

, поскольку заключалось унитарным предприятием без согласия собственника. В других случаях акт сверки взаимных расчетов (на который ссылаются как на признание долга) подписан не надлежащим лицом.

Спасибо за указание на некорректность ссылки на постановление ФАС ПО. Если честно, то на определенном этапе перестал вчитываться в детали, просто смотрел на дату перевода и дату обращения с иском.

Если между ними меньше трех лет, а суд применил СИД, делал соответствующий вывод. Как оказывается, некорректный.

И все же. То, что без признания долга в соглашении между должниками невозможен его перевод, очевидно.

Вопрос в том, прерывает такое признание СИД или с учетом ст. 201 ГК все же нет. С учетом приведенной выше Павлом Семенцовым судебной практики вижу, что шансы у кредитора есть. по аналогии с президиумом # 3790/12 можно рассматривать перевод как аля допсоглашение.

Вроде в этом случае должно быть признание долга, хотя мне такая позиция не нравится.