Кража дело частного обвинения

Кража дело частного обвинения

До недавнего времени право на реабилитацию оправданных подсудимых по делам частного обвинения – умышленное причинение легкого вреда здоровью, побои оскорбление и пр. – заключалось лишь в возможности взыскать с обвинителей-сограждан судебные издержки. Однако Конституционный Суд, рассматривавший вопрос о конституционности ст. 133 УПК, решил, что такая судебная практика, поддержанная в том числе на уровне Верховного Суда РФ, несправедлива.

Уголовные дела в отношении Валентины и Ирины Тихомировых, обвиняемых в нанесении побоев и оскорблении, были прекращены в мировом суде из-за отсутствия заявления потерпевшей. Ирина Сардыко была оправдана судом из-за отсутствия состава преступления – она обвинялась в клевете. Всем троим было отказано в исках к Минфину о возмещении расходов на адвокатов, имущественного ущерба и компенсации морального вреда.

С этими судебными решениями согласились все инстанции, включая Верховный Суд. Тогда Тихомировы и Сардыко обратились в КС с жалобами на неконституционность частей первой и второй статьи 133 УПК РФ, устанавливающих, кто имеет право на реабилитацию.

Конституционный Суд рассмотрел это дело в порядке письменного производства, судьей-докладчиком был Александр Бойцов.

«Реабилитация каждого, кто необоснованно подвергся уголовному преследованию, в той же мере отвечает назначению уголовного судопроизводства, что и уголовное преследование и назначение виновным справедливого наказания»

, – напомнил КС в о принципе ответственности государства за незаконные действия его органов власти и должностных лиц и объясняет, почему государство обязано отвечать за последствия дел частного обвинения.

«Решение вопросов о возбуждении уголовного дела и его дальнейшем движении, а также о прекращении уголовного дела или уголовного преследования, как правило, не зависит от волеизъявления потерпевшего. Именно государство, действующее в публичных интересах защиты нарушенных преступлением прав граждан, выступает в качестве стороны возникающих в результате совершения преступления уголовно-правовых отношений», – говорится в постановлении КС.

Логику своего решения КС объясняет также тем, что именно судебная власть принимает окончательное решение, о том, возбуждать ли дело по частному обвинению, суд выступает единственным участником уголовного процесса со стороны государства. И даже

«злоупотребление со стороны частного обвинителя правом на обращение в суд не предполагает устранение государства от компенсации вреда»

, – добавляет Конституционный Суд. На практике складывается так, что подозреваемые и обвиняемые, чье уголовное преследование осуществлялось в публичном порядке, могут потребовать от государства возмещения вреда, в то время как фигуранты дел частного обвинения могут рассчитывать лишь на возмещение судебных издержке за счет своих обвинителей, констатировал КС.

Такие различия в его постановлении названы «немотивированными», нарушающими «конституционный принцип равенства». В итоге КС постановил, что положения частей 1 и 2 ст.

133 УПК РФ в том смысле, который им придает правоприменительная практика, Конституции не соответствуют. Это означает, что государство не имеет права отказывать в возмещении вреда людям, пострадавшим от незаконных или необоснованных судебных решений по делам частного обвинения.