Теория раскольникова какие главы

Теория раскольникова какие главы

В этой статье представлен анализ сути теории Раскольникова в романе «Преступление и наказание»: смысл, идея, сущность теории главного героя. Смотрите: Все материалы по «Преступлению и наказанию» Все материалы о Раскольникове Многие читатели ошибочно считают, что причиной преступления Раскольникова является его нищета. На самом деле главной причиной преступления оказывается теория Раскольникова.

Об этом не раз говорит и сам Раскольников, и, например, Порфирий Петрович: «. а убил, двух убил, по теории .

» (Порфирий Петрович) Раскольников довольно подробно объясняет свою теорию в нескольких эпизодах романа.

Суть теории сводится к тому, что, по мнению героя, всех людей можно разделить на 2 вида:

  1. «собственно люди» . то есть выдающиеся люди, которые двигают мир, которым разрешено больше, чем остальным, и которые сами определяют, что можно, а что нельзя.
  2. «низшие люди» . то есть обычные, заурядные люди («материал», по словам Раскольникова). Эти люди послушны и консервативны.

До убийства Раскольников надеется, что сам он относится ко второму разряду, то есть к числу выдающихся людей. Он хочет верить, что является человеком, который способен сказать «новое слово» в своей среде.

Вот как сам Раскольников объясняет суть своей теории: «Я только в главную мысль мою верю.

Она именно состоит в том, что люди, по закону природы, разделяются вообще на два разряда .

на низший (обыкновенных) . то есть, так сказать, на материал, служащий единственно для зарождения себе подобных, и собственно на людей .

то есть имеющих дар или талант сказать в среде своей новое слово.» «. первый разряд . то есть материал, говоря вообще, люди по натуре своей консервативные, чинные, живут в послушании и любят быть послушными. По-моему, они и обязаны быть послушными, потому что это их назначение, и тут решительно нет ничего для них унизительного.» » Второй разряд .

все преступают закон, разрушители, или склонны к тому, судя по способностям. Преступления этих людей, разумеется, относительны и многоразличны; большею частию они требуют, в весьма разнообразных заявлениях, разрушения настоящего во имя лучшего. Но если ему надо, для своей идеи, перешагнуть хотя бы и через труп, через кровь, то он внутри себя, по совести, может, по-моему, дать себе разрешение перешагнуть через кровь, — смотря, впрочем, по идее и по размерам ее, — это заметьте.

В этом только смысле я и говорю в моей статье об их праве на преступление.

» Раскольников подчеркивает, что главной причиной его преступления являются не деньги, а именно теория: «

. не был я так голоден… я действительно хотел помочь матери, но… и это не совсем верно…» «. если б только я зарезал из того, что голоден был, — продолжал он, упирая в каждое слово и загадочно, но искренно смотря на нее, — то я бы теперь… счастлив был!

Знай ты это. » После совершения убийства Раскольников разочаровывается в своей теории. Он осознает, что не принадлежит к числу «особенных» людей, которые могут переступить через все.

Он понимает, что настоящий Наполеон не задумывался бы над подобными теориями и не мучился бы сомнениями о своем величии или ничтожности. Вот как господин Свидригайлов объясняет суть теории Раскольникова: «. своего рода теория, то же самое дело, по которому я нахожу, например, что единичное злодейство позволительно, если главная цель хороша.

Единственное зло и сто добрых дел!» » Тут была тоже одна собственная теорийка, – так себе теория, – по которой люди разделяются, видите ли, на материал и на особенных людей, то есть на таких людей, для которых, по их высокому положению, закон не писан, а, напротив, которые сами сочиняют законы остальным людям, материалу‑то, сору‑то. Ничего, так себе теорийка. » «Наполеон его ужасно увлек, то есть собственно увлекло его то, что очень многие гениальные люди на единичное зло не смотрели, а шагали через, не задумываясь.

Он, кажется, вообразил себе, что и он гениальный человек, – то есть был в том некоторое время уверен. Он очень страдал и теперь страдает от мысли, что теорию‑то сочинить он умел, а перешагнуть‑то, не задумываясь, и не в состоянии, стало быть человек не гениальный.