Теория вероятности для юристов

Теория вероятности для юристов

Родился: 1934, Тель-Авив, Израиль. Интересы: экспериментальная и социальная психология.

Образование: бакалавр, Еврейский университет, Иерусалим, 1954; доктор философии, Калифорнийский университет, 1961.

Профессиональная деятельность: профессор психологии Калифорнийского университета в Беркли; преподаватель социальной психологии, стипендиат Катца-Ныокомба, 1979-; сотрудник Центра развития исследований в области наук о поведении, 1977-8; член АРА, член СРА; награда АРА «За выдающийся научный вклад», 1982. 1968 Methods, findings and theory in studies of visual masking.

Psychological Bulletin, 70, 404425.

1971 Belief in the law of small numbers.

Psychological Bulletin, 76,105-110 (with A. Tver sky). 1973 Availability: A heuristic for judging frequency and probability. Cognitive Psychology, 5,207-232 (with A.

Tversky). 1981 The framing of decisions and the psychology of choice. Science, 211,453-458 (with A.

Tversky). Канеман провел детство во Франции и вернулся в Израиль в 1946. В 1951 он закончил школу и стал изучать психологию и математику в Еврейском университете. В 1955 он поступил на службу в армейское подразделение, занимающееся классификацией и отбором призывников.

Там он занимался разработкой различных интервью для оценки личности. При обучении интервьюеров он заметил, что те часто не могли оценить качество своей работы.

Достоверная оценка пригодности рекрута к военной службе достигалась преимущественно тогда, когда эксперты принимали во внимание его прошлое до при- зыва.

Выводы гораздо чаще заслуживали доверия в том случае, если делались на основе смутных впечатлений.

После демобилизации Канеман возвратился в Еврейский университет, где прослушал курсы логики и философии науки.

Ему предложили стипендию для выполнения диссертационной работы за границей, и он выбрал Беркли.

Сотрудничество с Амосом Тверски началось в 1969, когда Канеман пригласил Тверски в Еврейский университет читать лекции об оценке вероятности событий. Их первая совместная статья была посвящена закону малых чисел.

Дальнейшее сотрудничество привело к фундаментальному прогрессу в нашем понимании эвристики. В большей части своих работ они рассматривали эвристические черты вероятностного мышления, главным образом — доступность, репрезентативность, закрепление (установка «якоря») и корректировка. Доступность касается склонности людей оценивать вероятность события, основываясь на том, насколько легко подобные события приходят им на ум.

Канеман и Тверски продемонстрировали, что люди переоценивают вероятность события, если примеры подобного рода легко приходят в голову.

Репрезентативность относится к склонности оценивать вероятность события исходя из того, в какой степени это событие соотносится с подходящей психической моделью. Например, в классическом эксперименте испытуемым предлагали краткие описания личности, предположительно инженеров и юристов. Им предлагали оценить вероятность того, что каждое данное описание относится к той или иной профессии.

Половине испытуемых сказали, что группа, где были сделаны описания, состояла из 30 инженеров и 70 юристов, а другой половине сказали, что она состояла из 70 инженеров и 30 юристов. Испытуемые проигнорировали априорную информацию о вероятности и оценили принадлежность к профессии исключительно исходя из сходства предложенного описания личности с их образом инженера. Наконец, закрепление и корректировка относятся к процессу вынесения общего суждения, при котором изначально данный или генерированный ответ действует как якорь, а дополнительная информация используется лишь для того, чтобы откорректировать этот ответ.

Рекомендуем прочесть:  Как лучше назвать эклерную

Анализ когнитивных и ситуационных факторов, проведенный Канеманом и Тверски, послужил толчком к проникновению в сущность психологических процессов, управляющих человеческими суждениями и принятием решений, и дал информацию о новых путях для улучшения качества нашего мышления. Д. Канеман — один из основоположников психологической (поведенческой) экономической теории, лауреат Нобелевской премии по экономике 2002

«за применение психологической методики в экономической науке, в особенности – при исследовании формирования суждений и принятия решений в условиях неопределенности»

(совместно с В.Смитом).

Жизнь Д.Канемана ярко демонстрирует космополитизм современных ученых. Начав учебу в Еврейском университете Иерусалима (1954 – степень бакалавра по специальности «психология и математика»), Канеман закончил ее уже в калифорнийском университете Беркли (1961 – докторская степень по специальности «психология»).

На протяжении последующих 17 лет он преподавал в Еврейском университете Иерусалима, совмещая это с работой в ряде университетов США и Европы (Кембридж, Гарвард, Беркли). С конца 1970-х Канеман на время отошел от работы в Израиле, занимаясь совместными научными проектами с американскими и канадскими учеными в научно-исследовательских центрах этих стран.

С 1993 он работает профессором в Принстонском университете США, с 2000 параллельно вновь ведет обучение в Еврейском университете Иерусалима.

Хотя по образованию и профессии Д.Канеман является психологом, присуждение ему премии им.

А.Нобеля по экономике в 2002 вызвало одобрение среди экономистов, признающих большое значение его трудов для экономической науки.

Канеман стал первым израильтянином и вторым «не-экономистом» (после математика Джона Нэша), который получил Нобелевскую премию по экономике.

Главный объект исследований Канемана – это механизмы принятия человеком решений в ситуации неопределенности. Он доказал, что принимаемые людьми решения существенно отклоняются от того, что предписано стандартной экономической моделью homo oeconomicus.

Критикой модели «человека экономического» занимались и до Канемана (можно вспомнить, например, нобелевских лауреатов Герберта Саймона и Мориса Алле), но именно он и его коллеги впервые начали систематически изучать психологию принятия решений. В 1979 появилась знаменитая статья Теория перспектив: анализ принятия решений в условиях риска, написанная Канеманом в соавторстве с профессором психологии Амосом Тверски (Иерусалимский и Станфордский университеты).

Авторы этой статьи, положившей начало так называемой поведенческой экономике (behavioral economics), представили результаты огромного количества опытов, в ходе которых людям предлагалось совершать выбор между различными альтернативами. Эти эксперименты доказали, что люди не могут рационально оценивать ни величины ожидаемых выгод или потерь, ни их вероятности. Во-первых, обнаружилось, что люди по-разному реагируют на эквивалентные (с точки зрения соотношения выгод и потерь) ситуации в зависимости от того, теряют они или выигрывают.

Это явление называют асимметричной реакцией на изменение благосостояния. Человек боится потери, т.е. его ощущения от потерь и приобретений несимметричны: степень удовлетворения человека от приобретения, например, 100 долларов гораздо ниже степени расстройства от потери той же суммы.

Поэтому люди готовы рисковать, чтобы избежать потерь, но не склонны к риску, чтобы получить выгоду.

Во-вторых, эксперименты показали, что люди склонны ошибаться при оценке вероятности: они недооценивают вероятность событий, которые, скорее всего, произойдут, и переоценивают гораздо менее вероятные события. Ученые обнаружили интересную закономерность – даже студенты-математики, хорошо знающие теорию вероятности, в реальных жизненных ситуациях не используют свои знания, а исходят из сложившихся у них стереотипов, предрассудков и эмоций. Вместо теорий принятия решений, основывающихся на теории вероятностей, Д.Канеман и А.Тверски предложили новую теорию – теорию перспективы (prospect theory).

Согласно этой теории, нормальный человек не способен правильно оценивать будущие выгоды в абсолютном выражении, на самом деле он оценивает их в сравнении с некоторым общепринятым стандартом, стремясь, прежде всего, избежать ухудшения своего положения.

С помощью теории перспективы можно объяснить многие нерациональные поступки людей, не объяснимые с позиций «человека экономического».

По мнению Нобелевского комитета, продемонстрировав, насколько плохо люди умеют прогнозировать будущее, Д.Канеман

«с достаточным основанием поставил под вопрос практическую ценность фундаментальных постулатов экономической теории»

.

Конечно, в этом есть заслуга не одного Канемана, большого приверженца научного соавторства. Во время награждения он откровенно признал, что честь быть удостоенным Нобелевской премии редко отражает вклад в науку одного человека.

«Это особенно характерно в моем случае, так как я получил премию за работу, которую делал много лет назад с моим близким другом и коллегой Амосом Тверски, ушедшим из жизни в 1996 году. Мысль об его отсутствии в этот день очень печалит меня», – сказал Канеман.

Любопытно отметить, что американский экономист Вернон Смит, награжденный Нобелевской премией по экономике одновременно с Канеманом, является его постоянным оппонентом, доказывая, что экспериментальная проверка в основном подтверждает (а не опровергает) привычные для экономистов принципы рационального поведения. В решении Нобелевского комитета разделить поровну премию по экономике за 2002 между критиком и защитником модели рационального «человека экономического» заметна не только академическая объективность, но и своеобразная ирония над ситуацией в современной экономической науке, где противоположные подходы пользуются примерно одинаковой популярностью. Труды: Tversky A. Kahneman D.

Judgment under uncertainty: Heuristics and biases, 1974; Kahneman D. Tversky A. Prospect theory: An analysis of decisions under risk, 1979; Tversky A.

Kahneman D. The framing of decisions and the psychology of choice, 1981; Kahneman D. Tversky A. The psychology of preferences, 1982; Kahneman D. Miller D.T. Norm theory: Comparing reality to its alternatives, 1986; Kahneman D.

Experimental economics: A psychological perspective, 1987; Tversky A. Kahneman D. Advances in Prospect theory: Cumulative Representation of Uncertainty, 1992; Kahneman D. Wakker P. Sarin R. Back to Bentham?

Explorations of Experienced Utility, 1997.