Требование о возмещене убытков изи за брака

Решение экономического суда Брестской области от (дело N 66-9

Решение экономического суда Брестской области от 29.06.2015 (дело N 66-9/2015) «Требование: О взыскании убытков с перевозчика в пользу заказчика. Обстоятельства: Грузополучателю доставлен груз с повреждениями (в накладной имелась отметка). Встречное требование: О взыскании с заказчика стоимости услуг по перевозке. Решение: 1) Основное требование не удовлетворено, поскольку не доказано наличие убытков из-за действий перевозчика.

2) Встречное требование удовлетворено, поскольку заказчик не оплатил перевозку. Доводы о наличии вины перевозчика в порче груза не подтверждены (влияние на груз температуры только предположительно, акт о несохранности груза не составлялся, запись в накладной не позволяла определить количество и степень испорченного груза).» Текст документа приведен по состоянию на апрель 2019 г. 29.06.2015 Дело N 66-9/2015 г.

Брест Экономический суд Брестской области, рассмотрев в открытом судебном заседании с использованием видеоконференцсвязи дело по иску общества с ограниченной ответственностью «П» (далее — ООО «П») г.

М. к обществу с ограниченной ответственностью «А» (далее — ООО «А») г.

Б. о взыскании 2945,24 евро в возмещение убытков, третье лицо, не заявляющее самостоятельных требований на предмет спора, на стороне ответчика: Белорусское республиканское унитарное страховое предприятие «Белгосстрах» г. М. третье лицо, не заявляющее самостоятельных требований на предмет спора, на стороне истца: общество с ограниченной ответственностью «Е» (далее — ООО «Е») г.

М. а также по встречному иску ООО «А» к ООО «П» о взыскании 21 106 242 белорусских рублей, с участием от истца по первоначальному иску, от ответчика по первоначальному иску, от третьего лица на стороне ответчика, от третьего лица на стороне истца: представитель не прибыл, На условиях заявки-договора от 15.02.2013 (стороны признают, что дата в заявке-договоре указана ошибочно) ООО «А» (далее по тексту — ответчик) по CMR-накладной выполнило для ООО «П» (далее по тексту — истец) перевозку груза по маршруту О. (Республика Польша) — М. (Республика Беларусь) в адрес ООО «Е» (грузополучатель); груз доставлен к месту назначения 30.07.2014. Указывая на то, что ответчик свои обязанности выполнил ненадлежащим образом, истец потребовал взыскать с него понесенные в результате этого убытки, величина которых составляет 2945,24 евро.

В судебном заседании представитель истца исковые требования поддержал и пояснил, что груз (нектарины) был доставлен ответчиком с повреждениями, о чем имеется отметка в CMR-накладной.

Повреждения состояли в том, что часть нектаринов имели гниль, плесень, мокроту.

В связи с этим требования истца состоят во взыскании с ответчика стоимости полностью утраченного груза, количество которого по сведениям из отметки в CMR-накладной составляет 22%. При определении стоимости утраченного груза и определении величины исковых требований — 2315,24 евро истец руководствовался сведениями о стоимости груза из инвойса от 05.08.2014 (в ходе судебного разбирательства установлено, что фактически груз перевозился по инвойсу от 28.07.2014). Кроме того, убытки включают в себя расходы на оплату труда работников ООО «В» по сортировке доставленного товара, величина которых составляет 630 евро.

Представитель истца пояснил, что водитель ответчика принял груз от грузоотправителя без каких-либо замечаний, а доставил частично испорченным. По мнению истца, груз был испорчен в результате несоблюдения ответчиком установленного договором условия о температурном режиме для перевозившегося груза, который должен был составлять +3 °С, а фактически температура колебалась от +2 °С до +5 °С с эпизодическими повышениями до +7 °С — +8 °С. Кроме того, по мнению истца, увеличению ущерба способствовало то, что к назначенной дате приемки груза с участием представителя грузоотправителя (начального заказчика перевозки) — фирмы «G» (Нидерланды) водитель оставил транспортное средство, в результате чего приемка груза была осуществлена только 04.08.2014.

Истец указал на то, что фактически своими действиями ответчик причинил ущерб на общую сумму 8693,73 евро. Фирма «G» в претензии от 13.08.2014 потребовала возместить ей этот ущерб. В настоящее время у истца в бухгалтерском учете числится задолженность перед этой фирмой на сумму 4310 евро, в подтверждение чего представлена оборотно-сальдовая ведомость за период с 01.01.2014 по 15.06.2015.

Ответчик иск не признал. Его представители пояснили, что груз был доставлен грузополучателю надлежащим образом и вины перевозчика в частичной порче груза не имеется. Поскольку ответственность перевозчика была застрахована в БРУСП «Белгосстрах», последним была приглашена независимая экспертная организация — ООО «Р», которая после исследования доставленного товара пришла к выводу, что основной причиной частичной порчи груза явилось его неудовлетворительное предпогрузочное состояние.

Как следствие, страховая организация не признала наличие вины перевозчика в причинении какого-либо ущерба и отказала в выплате страхового возмещения.

По мнению ответчика, порче груза способствовало и то, что с 30.07.2014 до 04.08.2014, то есть длительное время, грузополучатель не производил приемку груза. При этом такая приемка производилась без привлечения к ее участию представителя ответчика (водителя), а из представленных суду документов невозможно достоверно определить количество и степень порчи груза (в разных документах они разные).

Ответчик также указывает на то, что отсутствует акт утилизации испорченного груза, что дает основание полагать, что этот груз был пущен в реализацию, возможно по более низкой цене. Кроме того, ответчик полагает, что истец не вправе требовать возмещения ущерба, поскольку он такого ущерба не понес — оплаты в возмещение ущерба фирме «G» истцом не производились, а сведения из бухгалтерского учета не могут быть приняты, поскольку не отражают имеющих значение для рассматриваемого спора вопросов. Ответчиком подан встречный иск о взыскании с истца стоимости услуг по рассматриваемой перевозке груза в размере, эквивалентном 1020 евро, что по состоянию на 15.06.2015 составляет 17 568 480 белорусских рублей.

На основании статьи 366 Гражданского кодекса Республики Беларусь (далее — ГК) за неправомерное пользование чужими денежными средствами вследствие просрочки в их уплате истец потребовал взыскать с ответчика проценты, начисленные за период с 25.08.2014 по 15.06.2015, исходя из ставки рефинансирования Национального банка Республики Беларусь 25% годовых, что согласно приведенному расчету составляет 3 537 762 белорусских рубля.

Ответчик требует отнести на истца его судебные расходы на оплату юридической помощи адвоката в сумме 4 500 000 белорусских рублей, которая состояла в подготовке встречного иска и его участии в ходе судебных заседаний по рассмотрению первоначального и встречного исков. В ходе судебного разбирательства представители ответчика встречные исковые требования поддержали, подав ходатайство об увеличении размера исковых требований ввиду увеличения курса евро и увеличения периода просрочки в оплате по 29.06.2015. В связи с этим ответчиком представлен уточненный расчет встречных исковых требований, согласно которому задолженность предъявлена к взысканию с истца в сумме 17 508 300 белорусских рублей, а проценты — в сумме 3 693 532 белорусских рублей.

На основании статей 63, 180 Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь (далее — ХПК) ходатайство ответчика подлежит удовлетворению.

Истец встречный иск не признал, указав на то, что ответчик свои обязательства по перевозке груза исполнил ненадлежащим образом, причинив своими действиями ущерб на сумму 8693,73 евро (доводы соответствуют позиции истца по первоначальному иску). Кроме того, по мнению истца, выводы ООО «Р» о причинах порчи груза являются необоснованными, в связи с чем их следует исключить из числа доказательств по делу.

Ссылаясь на нормы законодательства Республики Беларусь и в том числе на нормы Конвенции о договоре международной дорожной перевозки грузов, подписанной 19 мая 1956 года в г. Женеве (далее — Конвенция КДПГ), истец указал на то, что ответственность за порчу груза должна быть возложена на ответчика, поскольку на перевозчике лежит обязанность проверить внешнее состояние груза при приемке его для перевозки и обязанность доказывания, что порча груза в процессе перевозки произошла по не зависящим от перевозчика причинам. Представитель БРУСП «Белгосстрах» пояснил, что официальное обращение в страховую организацию за выплатой страхового возмещения не поступало; что имеющихся материалов недостаточно для выплаты страхового возмещения, о чем сообщалось сторонам еще письмом от 11.02.2015.

От ООО «Е» поступили пояснения с изложением имеющих значение для дела обстоятельств с приложением соответствующих документов.

Изучив материалы дела, дав оценку доводам сторон и представленным доказательствам, суд приходит к следующим выводам.

Согласно пункту 1 статьи 17 Конвенции КДПГ транспортер несет ответственность за полную или частичную потерю груза или за его повреждение, происшедшее в промежуток времени между принятием груза к перевозке и его сдачей.

В соответствии с частью 2 статьи 100 ХПК каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать те обстоятельства, на которые оно ссылается как на обоснование своих требований и возражений. Применительно к предмету первоначального иска истец должен доказать, что именно он понес убытки из-за действий ответчика.

Суд неоднократно затребовал от истца доказательства в подтверждение того, что стоимость утраченного груза и стоимость сортировки (переборки) прибывшего груза была им реально возмещена правомочному лицу — собственнику (владельцу) этого груза.

В подтверждение таких доводов истцом представлены претензии от фирмы «G» и оборотно-сальдовая ведомость о взаимоотношениях с фирмой «G» за период с 01.01.2014 по 15.06.2015. Дав оценку представленным истцом материалам, суд приходит к выводу, что они не могут являться доказательствами, подтверждающими то, что истцом понесены (возмещены) какие-либо убытки от перевозки груза по CMR-накладной. Так, оборотно-сальдовая ведомость отражает только обобщенные показатели взаимоотношений сторон за продолжительный отрезок времени, без выделения сумм по конкретным перевозкам, в том числе и по рассматриваемой.

В силу изложенного, требования истца о взыскании с ответчика убытков нельзя признать правомерными, в связи с чем в удовлетворении первоначального иска следует отказать, возложив соответствующие судебные расходы на истца. Согласно пункту 1 статьи 744 ГК за перевозку грузов взимается провозная плата, установленная соглашением сторон.

В рассматриваемом случае плата составляет 1020 евро по курсу Национального банка Республики Беларусь, которая должна быть внесена в течение 10 банковских дней по факту выгрузки и предоставления оригиналов CMR-накладной.

Из содержания CMR-накладной следует, что свои обязательства по перевозке груза ответчик выполнил; спор о недостаче груза по весу отсутствует. Согласно статье 290 ГК обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями законодательства. Поскольку истец оплату не произвел, требования ответчика о взыскании с истца провозной платы в сумме 17 508 300 белорусских рублей являются обоснованными.

Доводы, приведенные истцом против удовлетворения встречного иска, следует отклонить. Согласно пункту 4 статьи 23 Конвенции КДПГ транспортер должен возместить плату за перевозку полностью в случае потери всего груза и в пропорции, соответствующей размеру ущерба, при частичной потере; иной убыток возмещению не подлежит. Плата за перевозку истцом не вносилась; оснований для взыскания с ответчика убытков в пользу истца суд не усмотрел.

В рассматриваемом случае CMR-накладная содержит отметки грузополучателя: «Температурный режим по данным самописца был нарушен; в связи с этим товар был испорчен.

Водитель от подписи отказался» и «Брак 22% с ПК на вес 17 500 кг.

Брак 4,5% с ПК на вес 1500 кг».

По мнению суда, указанные записи, а также пояснения представителей сторон об обстоятельствах приемки груза от перевозчика свидетельствуют о наличии разногласий между перевозчиком (ответчик), заказчиком перевозки (истец), грузополучателем (ООО «Е»).

Согласно пункту 1b) статьи 8 Конвенции КДПГ при принятии груза транспортер обязан проверить внешнее состояние груза. Пункт 4d) статьи 17 и пункт 4 статьи 18 Конвенции КДПГ отдельно регулируют вопросы ответственности перевозчика при повреждении груза, который в силу своих свойств подвержен внезапному гниению. По мнению суда, нектарины относятся к такого рода грузам, поскольку причины их гниения (порчи) могут быть различны.

При этом в момент принятия груза к перевозке внешнее состояние такого груза может не вызывать подозрений. В рассматриваемом случае в качестве причины порчи груза истец указывает на то, что ответчик нарушал установленный договором температурный режим транспортировки, эксперт ООО «Р» — на неудовлетворительное предпогрузочное состояние груза, ответчик, среди прочих, — на затянувшиеся сроки приемки груза.

В частности, ООО «Е» указало на то, что приемка груза была начата только 04.08.2014 после прибытия представителя поставщика (фирмы «G»). Анализ показаний фактического температурного режима при перевозке груза свидетельствует о наличии незначительных отклонений от установленного договором; степень существенности влияния таких отклонений на состояние груза (на что указывает истец), по мнению суда, носит только предположительный характер.

В соответствии с пунктом 5 статьи 17 Конвенции КДПГ ответственность транспортера ограничивается только той мерой, в какой он отвечает за обстоятельства, способствовавшие причинению ущерба. Согласно пунктам 102 — 104 Правил автомобильных перевозок грузов, утвержденных постановлением Совета Министров Республики Беларусь от 30.06.2008 N 970, в случае возникновения разногласий между автомобильным перевозчиком и заказчиком автомобильной перевозки, вызванных несохранностью груза при автомобильной перевозке, оформляется акт о несохранности груза, а при других обстоятельствах — акт о разногласиях между автомобильным перевозчиком и заказчиком автомобильной перевозки; представители автомобильного перевозчика и заказчика автомобильной перевозки должны подписать соответствующий акт, а при несогласии с его содержанием — изложить в нем свое мнение; если представитель автомобильного перевозчика отказывается подписать соответствующий акт, заказчик автомобильной перевозки должен в течение суток письменно известить об этом автомобильного перевозчика. Автомобильный перевозчик в течение трех рабочих дней со дня получения извещения должен рассмотреть сложившуюся ситуацию и сообщить данному заказчику о принятом решении.

В рассматриваемом случае акт о несохранности груза с участием представителей заказчика перевозки (грузополучателя) и перевозчика не составлялся, спорные вопросы в момент приемки груза урегулированы не были. Поэтому само по себе наличие указанных записей в CMR-накладной не может служить основанием для ответственности перевозчика за несохранную перевозку груза. При этом содержание записей не позволяет достоверно определить количество испорченного груза и степень такой порчи (степень полной непригодности или только частичное снижение его потребительских свойств), тем более что в актах приемки товара, представленных от ООО «Е», указаны иные сведения о количестве испорченного груза и степени такой порчи.

Таким образом, на основании имеющихся материалов невозможно достоверно определить причину порчи груза, величину ущерба, степень вины перевозчика и, как следствие, пропорцию, в соответствии с которой ответчик должен был бы возместить полученную провозную плату. Согласно пункту 1 статьи 366 ГК за пользование чужими денежными средствами вследствие просрочки в их уплате подлежат уплате проценты на сумму этих средств. Размер процентов определяется ставкой рефинансирования Национального банка Республики Беларусь; в случае если денежное обязательство в соответствии с законодательством подлежит оплате в белорусских рублях в размере, эквивалентном определенной сумме в иностранной валюте или в условных денежных единицах, проценты начисляются на подлежащую оплате сумму в белорусских рублях, определенную по официальному курсу соответствующей валюты или условных денежных единиц на день исполнения денежного обязательства либо его соответствующей части, а в случае взыскания долга в судебном порядке — на день вынесения решения судом.

Поскольку истец своевременно не внес ответчику провозную плату, требования ответчика о взыскании с истца процентов являются правомерными. Проверив расчет предъявленной к взысканию суммы процентов, суд приходит к выводу, что проценты подлежат взысканию в заявленной сумме (с учетом ее увеличения) — 3 693 532 белорусских рубля. На истца следует отнести судебные расходы истца в виде госпошлины за подачу встречного иска.

Кроме того, на истца следует отнести судебные расходы ответчика на оплату юридической помощи адвоката в сумме 4 500 000 рублей (по первоначальному и по встречному искам), поскольку такие расходы носят необходимый характер. Руководствуясь статьями 4, 63, 125, 126, 133, 180, 190 — 194 ХПК, В удовлетворении первоначального иска отказать.

Встречный иск удовлетворить. Взыскать с ООО «П» г. М. в пользу ООО «А» г. Б. 17 508 300 белорусских рублей основного долга, 3 693 532 белорусских рубля процентов, 2 700 000 белорусских рублей расходов по госпошлине и 4 500 000 белорусских рублей расходов на оплату юридической помощи, а всего — 28 401 832 белорусских рубля. Решение может быть обжаловано (опротестовано) в экономический суд апелляционной инстанции в течение пятнадцати дней после его принятия в порядке, установленном статьями 267 — 270 ХПК.

Решение может быть обжаловано в судебную коллегию по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь в порядке, установленном статьями 282 — 286 ХПК, лишь после надлежащего обращения с соответствующей жалобой в экономический суд апелляционной инстанции.