Взятки коррупция

Ответы на вопросы читателей

Елена: Мой вопрос на тему коррупции. Я впервые вижу книгу или даже две книги по истории коррупции. Это действительно так, больше ничего нет? Однако тематика обеих ваших книг, как мне кажется, намного шире собственно истории коррупции.

Как вы это объясните ? Юрий Кузовков: В свое время Валентин Пикуль писал в одном из своих исторических романов («Человек известных форм»), что если кто-нибудь из аспирантов-историков вздумает писать диссертацию по истории коррупции в России . то он снимет перед ним шляпу и поделится материалами на эту тему. Но Пикуля уже давно нет в живых, а диссертацию никто из историков так и не написал.

И я также не знаю ни одной книги, где бы системно излагалась история коррупции в России или в зарубежных странах. Но помимо отсутствия желания со стороны историков писать историю коррупции проблема заключается еще в том, что нет четкого понятия, что такое коррупция. Например, в толковом словаре Ожегова дается такое определение коррупции:

«коррупция — моральное разложение должностных лиц и политиков, выражающееся в незаконном обогащении, взяточничестве, хищении и срастании с мафиозными структурами»

.

Читая это определение, сразу возникает вопрос — а что такое незаконное обогащение? В правовом государстве понятно, что это такое. А как быть с неправовыми государствами, каковых и сегодня в мире — подавляющее большинство?

В таких государствах чиновники воруют вполне себе законно, никакой закон им этого не запрещает.

Но именно в таких государствах мы видим наиболее вопиющие примеры коррупции. Или взять взяточничество как мерило коррупции.

Хорошо известно, что среди многих азиатских и африканских народов мелкие подарки чиновникам не считаются взятками, а являются национальной традицией, можно сказать, частью национальной культуры.

Если взять, например, Россию, то в советское время размеры мелкого взяточничества были намного больше, чем в современной России (подробнее см. далее), а уровень коррупции в СССР был ниже, чем мы имеем сегодня.

Но все это означает, что взяточничество, особенно мелкое, нельзя использовать как мерило коррупции, поскольку его размеры во многом зависят от национальных особенностей и от особенностей социального строя, то есть от факторов, не имеющих отношения к коррупции. Таким образом, существующие определения коррупции как незаконное обогащение и взяточничество неудовлетворительны, поскольку в большинстве стран чиновники обогащаются вполне законно, а взяточничество может служить лишь косвенным признаком коррупции. Кроме того, эти определения сформулированы для современного общества и не учитывают те условия, в которых коррупция существовала 100, 200, 500 лет назад, когда и самих понятий «коррупция «, «взяточничество», «антикоррупционные законы» и т.д.

скорее всего не существовало. Поэтому они не годятся для изучения истории коррупции .

Именно поэтому «Мировую историю коррупцию» мне пришлось начинать с формулирования собственного определения коррупции.

Но здесь я столкнулся с еще одной проблемой: с тем, что на самом деле существует два совершенно разных вида коррупции — крупная и мелкая. Причем, между ними нет строгой взаимозависимости. Например, в СССР в брежневскую эпоху была очень распространена мелкая коррупция.

Без подарка или взятки нельзя было достать дефицитный товар — а большинство товаров были дефицитными.

Поэтому все предприятия держали снабженцев, которые постоянно давали мелкие взятки чиновникам за право получить для предприятия те или иные товары или ресурсы. И даже простые граждане были вынуждены постоянно давать мелкие подарки или взятки: то продавцу или директору магазина за дефицитный товар, то главврачу клиники за квалифицированное лечение, то бутылку водки сантехнику за качественный ремонт, и даже швейцару или метрдотелю за право попасть в ресторан. А крупной коррупции при всем при этом было очень мало.

Например, в самом громком коррупционном «деле» брежневской эпохи — деле Щелокова — вся вина брежневского министра внутренних дел состояла в том, что он перевез с государственной дачи на свою квартиру ковры и повесил у себя дома картины, позаимствованные в хранилище министерства. В современной России уровень мелкой коррупции и мелкого взяточничества намного ниже, чем в СССР: обычным гражданам сегодня почти не приходится давать взятки, и за право приобрести товар не надо давать бутылку водки снабженцу или директору магазина, как это было в советские времена. Зато у нас есть случаи, когда мэры городов владеют половиной недвижимости в подведомственном им городе, а министры — половиной предприятий подведомственной им отрасли.

Рекомендуем прочесть:  Лишили прав где забрать

И в соответствии с мировыми рейтингами коррупции Россия сегодня находится среди самых коррумпированных стран Африки, Азии и Латинской Америки — в отличие от СССР брежневской эпохи, который не считался страной с высокой коррупцией. Следовательно, мелкая коррупция и мелкое взяточничество очень слабо связаны с общим уровнем коррупции в стране и государстве, все дело в крупной коррупции.

Исходя из этих соображений я и решил сконцентрироваться на проблеме крупной коррупции, и именно для данного явления я ввел в исторических книгах мое собственное определение: крупная коррупция — это продажа или игнорирование интересов общества чиновниками и руководителями государства в угоду интересам отдельных лиц или иностранных государств. Но рассмотрение крупной коррупции в любой исторический период и в любой стране неотделимо от рассмотрения ключевых проблем этой страны на данном историческом отрезке.

Только поняв эти проблемы и то, в чем состояли интересы общества в тот или иной период, можно сделать вывод о том, игнорировали ли чиновники и руководители государства эти интересы или, наоборот, делали все ради служения обществу и народу. Поэтому обе книги: «Мировая история коррупции » и «История коррупции в России «, — посвящены рассмотрению не только коррупции, но и ключевых исторических проблем.

Без рассмотрения этих ключевых проблем и вызовов, стоящих перед обществом в тот или иной момент, нельзя сделать вывод о том, имела ли место крупная коррупция. насколько она была серьезна и в чем выражалась.